Что ждет Евросоюз при ужесточении санкций против энергоносителей из России: оценки из Госдумы

Источник фото: flectone.ru

Хотя Евросоюз поставил цель постепенного отказа от российских энергоносителей, а ряд продуктов оказался под санкциями на фоне геополитического конфликта, СПГ ограничения пока не касались. Однако, ситуация может измениться. Вопрос о распространении ограничений на российский сжиженный газ рассматривается в рамках проработки 14-го пакета санкций. О ситуации высказался Владимир Гутенев, возглавляющий в Госдуме Комитет по промышленности и торговле. Он критически отозвался о потенциальных планах ЕС в своем Telegram-канале.

Гутенев указал на значительную долю России в европейском импорте СПГ. Страна стоит на втором месте после США, поставив ЕС свыше 15 млн т газа по итогам 2023 г. Гутенев подчеркнул, что значительные объемы топлива продолжает закупать Франция, при этом «угрожая войной России и бряцая оружием». Поставки также продолжаются в ряд других европейских стран, вроде:

  • Испании;
  • Швеции;
  • Дании;
  • Германии;
  • Австрии.

 «Это в очередной раз подчеркивает, что даже «гордые и независимые» государства на деле не могут обойтись без российского газа и зерна», — заявил Владимир Гутенев.

Глава Комитета считает, что эмбарго на голубое топливо не случайно планируют ввести именно в предстоящий пакет санкций, с принятием которого установленная Вашингтоном для Европы «мышеловка захлопнется».

По его словам, в ближайшее время страны ЕС ожидают кратное снижение цен на энергоресурсы в результате профицита СПГ на рынке, вызванного реализацией новых американских проектов. Подчеркнув, что до конца 2025 года США планируют запустить сразу три  СПГ-проекта для стран западной Европы, благодаря которым среднегодовой экспорт газа Соединённых Штатов вырастет еще на 18% и достигнет 147 млрд кубометров в год.

«Отмечу, что предпосылки для снижения цены на газ в ЕС действительно имеются. Однако по другой причине. Благодаря планомерной политике Вашингтона европейская промышленность активно деградирует, а в отсутствие производств — нет спроса, что, соответственно, сделает ненужный продукт более дешевым», — заключил парламентарий.